Посмотрел новый фильм Клинта Иствуда, с которым ничего не получилось у американских критиков

Посмотрел новый фильм Клинта Иствуда, с которым ничего не получилось у американских критиков. Оно, в общем-то, и понятно почему. «Поезд на Париж» — действительно странный квази-документальный эксперимент; где ж это видано, кино о героизме, которое сознательно отказывается от всех привычных для кино о героизме драматургических приёмов, рассказывая почти что постороннюю для ключевого момента историю. Но в этом как раз и заключается всё её очарование. Минималист Иствуд уже недавно показывал, как историю полутораминутного приводнения самолёта можно развернуть в полуторачасовую серию нервных флешбэков Тома Хэнкса, но на основе не менее стремительного случая предотвращения теракта в поезде старик решил снять чуть ли не настоящий мамблкор. На первом плане — непрофессиональные актёры и заодно все реальные участники тех событий, кроме, понятное дело, террориста. До 70-й минуты — только неловкие и даже местами нелепые диалоги и взаимодействия, армейские занятия, житейские философствования, селфи, ночные клубы, любования европейскими столицами с нотками самоиронии и самоподмигиваниями от Иствуда (см. плакаты «Писем с Иводзимы» в комнате одного из героев). Если бы режиссёр вдруг резко решил пустить титры, ничего особенно страшного бы не произошло (всё равно к середине почти забываешь о чём кино) — вышла бы занятная патриотично-хипстерская лента. Контраст этого «ничерта вообще не происходит» с финальным эпизодом в том самом поезде на Париж как раз и проявляет главную мысль всего действия. Бытовой героизм — он не как в кино, не какое-то там исполнение предписанного и не результат длинного и сложного жизненного пути, а такой же его момент, который к предыдущим может не иметь никакого отношения. Ну а сама сцена с геройством из-за этого становится в десять раз напряжённее, чем могла бы быть: длительный чилл с друзьями вдруг прерывает араб с автоматом — какой уж тут ещё саспенс.

Юбилейный десятый выпуск нашего подкаста мы посвятили фильмографии Уэса Андерсона: обсудили визуальные решения в его картинах

Предыдущая новость

В новом «Дэдпуле» есть сцена

Следующая новость