«Apocalypse Now»

«Мой фильм — не о Вьетнаме; он и есть Вьетнам».Спустя четыре года после окончания Вьетнамской войны в Америке вышла в свет антивоенная картина Фрэнсиса Копполы под названием «Apocalypse Now». Изначально фильм был основан на повести Джозефа Конрада «Heart of Darkness», но в течение многократного переписывания и внесения изменений в сценарий от самой повести осталась лишь та суть, на основе которой строится фильм. Повесть, кстати, была в последствии куда ближе экранизирована под тем же названием в 1993 года. Для Копполы фильм о войне стал не просто его лучшим фильмом, но и той картиной, которая чуть не погубила его (не только финансово, но и психически). Связано это, конечно, с теми сложностями, с которыми столкнулся режиссёр, снимая этот фильм. Конфликты с Марлоном Брандо, отсутсвие поддержки от американской армии и непонимание военными Филиппин, что от них требовалось делать на камеру, продление съёмок с 6 запланированных недель до 16 (. .) месяцев. Это тот случай, когда история создания фильма не менее интересна, чем сам фильм (а в этом случае одно от другого вообще сложно отделить). Про всё это можно узнать в полуторачасовом документальном фильме «Hearts of Darkness: A Filmmaker's Apocalypse». Фильм — воспоминания (может, в каком-то смысле исповедь) одного солдата (Мартин Шин), которому было приказано устранить спятившего полковника Курца (Марлон Брандо), чьи методы перестали устраивать американскую армию. Полковник же, познав истинную суть войны, её лицемерие, потерял всё человеческое, став тем самым идеальным механизмом для ведения этой войны. Для тех, кто окружал его (в частности, вьетнамские аборигены), он стал ни кем иным, как богом. В какой-то момент это даже начинает перерастать в сюрреализм, но в самом адекватном смысле происходящего. Ирония заключается в том, что с каждым своим шагом герой Мартина Шина приближается не только к своей цели, но и к тому, чтобы стать таким же как сам Курц, и в конечном итоге заменить его. Шаг за шагом к нему приходит понимание, что это не он ненормальный — это мир сошёл с ума. Для зрителя это оборачивается диссонансом, в котором хороший и плохой то ли меняются местами, то ли всегда оставались собой, то ли в этом случае нет ни тех ни других. Эта основная идея фильма вскрывает эмоциональную подоплёку человека на войне, создавая тем самым невероятно реалистичную картину именно ощущения войны. Это не просто картина со своим нарративом про военные действия, это именно исследование, ради которого режиссёр, можно сказать, страдал на съёмках. Думается мне, что многие сцены в этом фильме можно разбирать на части. Как например противопоставление Курца и Килгора (при том, что по сути это два одинаковых в своих методах человека). Или та пафосность сцены летящих вертолётов под «Полёт валькирий» Вагнера, которая довольно грамотно коррелирует с диалогом с французами, что всякая война, в которой участвуют американцы есть шоу и не более. И так далее. А насколько тут восхитительна работа оператора Витторио Стораро, за которую он заслуженно получил свой Оскар. Если вам вдруг покажется, что режиссёрская версия картины слишком длинная (3 часа 16 минут), то держите в голове, что оригинальный workprint имеет продолжительность чуть более пяти часов. Именно его Коппола показывал на Каннском фестивале, именно таким он задумывался изначально. И именно из него режиссёр вырезал не просто диалоги, но и целые сюжетные линии, что было процессом тяжёлым морально. И всё же, в независимости от того, какую версию вы смотрите, вы получаете реалистичное, глубокое и весьма масштабное кино.

Отвлечемся немного от текстов про конкретное кино

Предыдущая новость