Не скрою, примерно первый час смотрится с обволакивающим ощущением эстетического удовольствия

Не скрою, примерно первый час смотрится с обволакивающим ощущением эстетического удовольствия. Блёклые, приглушённые цвета, неспешный ритм и многообещающая завязка, в которой пока что совсем ничего не понятно — плюс экспрессивная и быстротечная, как салют, роль Хлои Грейс Морец и песни Тома Йорка — и ты всё удобнее устраиваешься в кресле, и всё ровнее становится твоё дыхание. Но в какой-то момент становится очевидным, что шутка затянулась — нарратив оказывается рыхлым, непонятность из достоинства превращается в режиссёрскую невнятность, а попытки монтажом скрыть операторские косяки всё чаще режут глаза. Ещё и Йорк этот, который звучит ровно так же, как любой из трёх сотен его альбомов, или сколько их там у него. Но величайшим провалом становится кульминационная сцена шабаша. Представьте только: огромный ритуальный зал в подземелье залит красным светом, полтора десятка обнажённых девушек в исступлении танцуют непрерывный данс-макабр — вокруг взрываются головы, хлещет кровь фонтанами, Смерть собирает свою жатву (всё перечисленное — не фигурально). Эта сцена обязана была стать визуальным пиршеством и gore-торжеством. Если бы не была так плохо снята. Подозрения закрадывались ещё в танцевальных эпизодах — как ни старайтесь, увидеть танец целиком ни на репетициях, ни в момент отчётного выступления не удастся. Если бы была отдельная «Золотая малина» за худшую съёмку танцев, она заслуженно отошла бы оператору «Суспирии». Подозрения усилились в сценах кошмарных снов, насылаемых героиней Суинтон своей протеже — в основном эти сцены представляют собой визуальную кашу. Но к кульминации уже никаких сомнений не остаётся — фильм снят очень плохо. И здесь можно было бы ввернуть очередное «впрочем» и начать перечислять все несомненные восхищающие достоинства «Суспирии», как бы компенсируя её визуальную несостоятельность, но ещё остался подвешенным один вопрос, заданный растерянным зрителем всезнающему компьютерному коллективному разуму — о смысле фильма. Нет, я не буду пытаться сформулировать ответ на него, просто незачем. Если после двух с половиной часов, проведённых в кинозале, у зрителей остаётся такой вопрос — это куда страшнее, чем какая-то там недостаточно красивая картинка.

«Суспирия» / Suspiria (2018)

Предыдущая новость

«Самый главный босс» / Direktøren for det hele (2006)

Следующая новость