Смотрел сегодня ночью в "Пионере" фильм Joueurs -- "Нас не догонят"

Смотрел сегодня ночью в "Пионере" фильм Joueurs -- "Нас не догонят". "Игроки", если точнее. Аудитория "Пионера" отличается вежливостью: попкорн в кинотеатре не продают, а зрители если и разговаривают, то тихо. И сегодняшний показ не был исключением, хотя болтали больше, чем хотелось бы. Я часто думаю о том, почему меня вообще беспокоит посторонний шум во время кинопросмотров. Начать надо с того, что я хмурый и раздражительный брюзга. Но это не всё. Меня задевает то, что пока я погружаюсь в атмосферу фильма -- даже если атмосфера нелепа и пресна -- другие люди находят возможным обсуждать этот же фильм друг с другом. Если бы они смотрели фильмы (в том числе очень плохие) так, как их стоило бы смотреть, то у каждого сложилось бы своеобразное представление и о том, что происходит на экране, и о том, что остаётся за кадром. И эти представления, особенно в "закадровой" части, пересекались бы в минимальной степени. И в минимальной степени заслуживали бы обсуждения. А обсуждения превращают фильм из вселенной-в-себе в крошечную часть нашей общей вселенной. С одной стороны, это логично: если вы видите на экране (и за экраном) то же, что человек рядом с вами, то это говорит об общности мировоззрений. А с другой: кажется, что попытка сшивать таким образом вселенные двух людей или целой компании ("найди друзей по сериалам") -- путь к упрощению и отказу от самых индивидуальных черт нашего восприятия мира. Поиск точек соприкосновения в понимании кино всегда ведёт к упрощению и отказу от чего-то своего. Потому что речь не идёт о точных науках; своё тут не может быть неправильным, его нельзя опровергнуть. Его можно только задавить авторитетом. То же касается обсуждения фильма после показа, в том числе в виде чтения чужих рецензий или написания собственных. (Про структурный анализ кино и другие научные подходы я не говорю.) Чем влиятельнее кинокритик, чем влиятельнее издание, тем меньше у вас шансов остаться при своём мнении, если мнения отличаются. Вы можете даже не успеть сформировать собственное мнение, если о произведении, которое могло бы вам понравиться, высказались так, что никакого желания знакомиться уже не осталось. Влиятельность, например, помогает попасть в Википедию, где из рецензий вычленяются три-четыре самых характерных высказывания. И по этом обрывкам мыслей, собранным анонимными энциклопедистами, миллионы людей на протяжении десятков лет будут делать выводы о том, стоит смотреть фильм или нет. А если стоит, то чего от фильма ждать. Поэтому я не люблю обсуждать фильмы ни после, ни во время фильма. Проще написать пару строк о просмотренном в этом канале, чем сихронизировать впечатления с кем-то другим. Но в то же время я постоянно обращаюсь к чужим рецензиям, когда хочу написать более внимательный текст. Это нужно не (только) для того, чтобы показать, как хорошо я пользуюсь поисковиками и Rotten Tomatoes. Я начинаю проверять, насколько мои чувства и эмоции адекватны и насколько обширной оказалась моя вселенная-фильм в сравнении с чужими. Что я пропустил? Может, я почувствовал что-то, чему нет объяснения? Или -- наоборот -- не почувствовал и не рассмотрел что-то, что удалось увидеть более подготовленному зрителю?.Если миры, в которые все мы попадаем, такие разные, то как вообще можно описывать кино? Зачем это нужно? Есть очевидные ответы: заработать денег, привлечь внимание к произведению, привлечь внимание к себе. Но можно ещё и попробовать рассказать читателю о собственной вселенной, которая в фильме родилась и им же завершилась. Вдруг эта вселенная покажется кому-то любопытной?.#фильмывселенные

А когда такую сцену воспроизведут в художественном кино -- критики назовут её нереалистичной чернухой и клеветой

Предыдущая новость

Новости снова напоминают, что государство -- главный враг, а путинская Россия -- враг вдвойне

Следующая новость